Турист Сергей Первухин (pervuhinsergey1961)
Сергей Первухин — был 2 февраля 15:00
Болею....
Признание
пользователей
Фотоальбом

Сахалин: утренняя прогулка Ёшио Кайзука. Изморозь

Южно-Сахалинск — Россия Ноябрь 2018
72 73

Часть 1. Изморозь

Вновь зеленеют ростки

В осенних полях. Под утро

Иней точно цветы.

Басё

Начало ноября выдалось спокойным. Голубоватая дымка висела над городом. В такие часы Ёшио Кайзуко любит гулять, вдыхая аромат глубокой осени по примузейной территории и предаваться воспоминаниям о прошлой жизни. Особенно о периоде, когда он был архитектором Карафуто. Это было самое продуктивное время его жизни. Он был полон творческих и физических сил в свои тридцать лет, перед ним лежал богатейший и красивейший остров на котором нужно было построить красивейшие здания. Империя расширялась, и эйфория побед и творческих свершений захлёстывала с головой, оставляя на губах приятный солоноватый вкус подвига во имя страны и Императора.

К проекту сада который нужно было распланировать вокруг здания он относился скептически, так как видел его другим, чем губернатор Тосикадзу Мунэй. Для Ёшио главным было здание.

Теперь по истечению более 80 лет Ёшио смотрел на это мудро и сад скопированный со шведского Скансэна людьми из «Общества поддержки культуры Карафуто» казался ему неплохим.

В начале ноября снега еще не было, деревья не потеряли листву и стояли как самураи готовые к смерти. В лесу еще зеленая трава уже ничем ни пахла, холодное солнце пробивалось сквозь стволы и казалось никому не нужной декорацией.

Но нет. Еще грело. Робкие лучи пробивались сквозь голубую утреннюю дымку.

освещая Сусунайскую долину
освещая Сусунайскую долину
дальние горизонты утопали в ней и казалось, что там за дымкой уже ничего нет
дальние горизонты утопали в ней и казалось, что там за дымкой уже ничего нет
Солнце начинало растапливать иней
Солнце начинало растапливать иней
поднимаясь все выше и выше. Неумолимо выше.
поднимаясь все выше и выше. Неумолимо выше.
тени от деревьев вытягивались по покрытым инеем плитке.
тени от деревьев вытягивались по покрытым инеем плитке.
Чужеродный для острова каштан, начал сворачивать желтые листья
Чужеродный для острова каштан, начал сворачивать желтые листья
Ёшио вдруг вспомнилось хокку: 
Конец осенним дням-
Уже разводит руки-
Каштана скорлупа
Ёшио вдруг вспомнилось хокку: Конец осенним дням- Уже разводит руки- Каштана скорлупа
Подумалось: "Вот  жизнь, а сверху налет смерти". Наверное иней сковал все ткани и проник внутрь
Подумалось: "Вот жизнь, а сверху налет смерти". Наверное иней сковал все ткани и проник внутрь
Можно было видеть, как солнечный свет растапливал кристаллы льда
Можно было видеть, как солнечный свет растапливал кристаллы льда
и пытался проникнуть в замерзшие лепестки.
и пытался проникнуть в замерзшие лепестки.
Но температуры явно не хватало
Но температуры явно не хватало
Некоторые розы казались разноцветным камнем
Некоторые розы казались разноцветным камнем
умело вырезанные каменных дел мастера,
умело вырезанные каменных дел мастера,
некоторые цветным стеклом,
некоторые цветным стеклом,
Его здание тоже стояло замерзшим. Иней покрыл черепицу, которую он выписал из Осака. Изморозью были покрыты декоративные элементы, геральдика. И казалось, что он только вчера ходил со специальной палкой и бил по оштукатуренным поверхностям, проверяя их качество.
Его здание тоже стояло замерзшим. Иней покрыл черепицу, которую он выписал из Осака. Изморозью были покрыты декоративные элементы, геральдика. И казалось, что он только вчера ходил со специальной палкой и бил по оштукатуренным поверхностям, проверяя их качество.
Чужеродными казались "Кома-ину" стоящие у входа. Ёшио помнил, когда они еще стояли у храма. Там было их место.
Чужеродными казались "Кома-ину" стоящие у входа. Ёшио помнил, когда они еще стояли у храма. Там было их место.
Солнце поднималось все выше и выше освещая чужеродные строения "Грин-Паласа", на фоне которых его здание выглядело приземленным. Лучи солнца ярко осветили второй этаж оштукатуренный в стиле "сиккуй",  первый этаж облицованный процарапанной черепицей и подбирался к цоколю облицованному плиткой из префектуры Нагано.
Солнце поднималось все выше и выше освещая чужеродные строения "Грин-Паласа", на фоне которых его здание выглядело приземленным. Лучи солнца ярко осветили второй этаж оштукатуренный в стиле "сиккуй", первый этаж облицованный процарапанной черепицей и подбирался к цоколю облицованному плиткой из префектуры Нагано.
На этом фоне нелепо смотрелся домик для чайной церемонии. Ёшио скривился.
На этом фоне нелепо смотрелся домик для чайной церемонии. Ёшио скривился.
Он не любил некачественной работы.
Он не любил некачественной работы.
Видимо потому и стоит мое здание - подумалось Ёшио. Стало грустно. За прошедшие 45 лет с его смерти многое изменилось в не лучшую сторону. И с каждой прогулкой к зданию это чувствовалось все больше.
Видимо потому и стоит мое здание - подумалось Ёшио. Стало грустно. За прошедшие 45 лет с его смерти многое изменилось в не лучшую сторону. И с каждой прогулкой к зданию это чувствовалось все больше.
Ёшио вдруг подумалось, что промерзшая нижняя челюсть кита превратилась в камень и ей уже ничего не важно,
Ёшио вдруг подумалось, что промерзшая нижняя челюсть кита превратилась в камень и ей уже ничего не важно,
как и аммонитам, которые плавали в мезозойских морях
как и аммонитам, которые плавали в мезозойских морях
100 миллионов лет назад,
100 миллионов лет назад,
пока не опустились на дно и превратились в камень.
пока не опустились на дно и превратились в камень.
Другое дело живые растения
Другое дело живые растения
сегодняшние уже никогда не будут камнем.
сегодняшние уже никогда не будут камнем.
по крайней мере жители планеты их уже не увидят.
по крайней мере жители планеты их уже не увидят.
Не зависимо от того, какие они - красные, оранжевые..
Не зависимо от того, какие они - красные, оранжевые..
желтые...
желтые...
зеленые, голубые или фиолетовые
зеленые, голубые или фиолетовые
В не замерзшем прудике отражалось его здание. Словно Зазеркалье,
В не замерзшем прудике отражалось его здание. Словно Зазеркалье,
подумалось Ёшио.
А интересно если есть параллельный, альтернативный мир, там есть пруд, здание и я? Он тоже уже умер или еще жив?
подумалось Ёшио. А интересно если есть параллельный, альтернативный мир, там есть пруд, здание и я? Он тоже уже умер или еще жив?
И тоже ходит вокруг самого красивого здания которое построил на Сахалине и любуется примороженными цветами?
И тоже ходит вокруг самого красивого здания которое построил на Сахалине и любуется примороженными цветами?
Рассуждая о том, хорошо ли это или плохо...
Рассуждая о том, хорошо ли это или плохо...
Да и в конце концов, какая разница кто любуется этим зданием и цветами - русские или японцы, красиво, оно и в Африке красиво...
Да и в конце концов, какая разница кто любуется этим зданием и цветами - русские или японцы, красиво, оно и в Африке красиво...
главное, что оно существует уже после меня. Ёшио вздохнул морозный воздух и медленно растаял в дымке утреннего Южно-Сахалинска
главное, что оно существует уже после меня. Ёшио вздохнул морозный воздух и медленно растаял в дымке утреннего Южно-Сахалинска
Комментарии к альбому