Турист Сергей Первухин (pervuhinsergey1961)
Сергей Первухин — был 2 февраля 15:00
Болею....

Дальний Восток. Кусочки мозаики. Эпизод 01. Биробиджан

20 16

Дальний Восток. Кусочки мозаики. Эпизод 01. Биробиджан

Первое мое знакомство с Биробиджанским вокзалом состоялось в сентябре 1987 года, на десятые сутки моего путешествия на Сахалин, перекладными поездами, когда организм был порядочно утомлен ненавязчивым сервисом железной дороги, вступившей в заключительную стадию «застойно-развитого социализма», не предполагавшего широкого спектра санитарно-гигиенических процедур в плацкартных вагонах.

Первые впечатления: утро, неестественно высокое голубое небо, всепроникающий золотистый свет солнца, тишина, нарушаемая гулькающими голубями, название станции на непонятном языке (как потом понял это был иврит). Слева от вокзала колоритные бабульки с необычным фенотипом и развалы овощей и фруктов, среди которых дыни, арбузы, слива, виноград, чего-то неизвестное, дальневосточное – ведра ярко-красных, зеленых, сизых, голубых ягод и запахи, запахи, запахи….совершенно иные, чем внутри континента. Как потом я понял, это была голубика, актинидия, лимонник, черника, кедровые орехи и много всего другого, чем богата тайга.

Биробиджан – не Сибирь и еще не Дальний Восток, это граница миров, вобравшая в себя и то, и другое. А чуть далее, в сторону Хабаровска, проходит граница между секторами градусной сети отделяющей знак рыб, от знака овна, водную стихию, от огненной, с вулканами Сахалина и Курильских островов, землетрясениями и разломами. Биробиджан же находясь территориально в секторе «воды», от этой стихии принял медлительность, неторопливость, и иногда кажется мне подводным миром с рыбами, вяло шевелящими плавниками и выпускающими пузыри воздуха уходящими, куда-то высоко, на поверхность.

Крайняя бабуська с помидорами, завидя мою, приближающуюся фигуру встрепенулась: «Таки помидорчики берите, с грядочки молодой человек, живые…». Помидоры и впрямь смотрелись как живые, притягивая к себе формой, цветом и капельками влаги на поверхности. Прошуршав в кармане мятыми рублевками, которых только с натягом хватило бы на дорогу до порта Ванино, спросил бабушку: «А поштучно почём?».

Бабуся, оглядев мое изнеможённую железной дорогой тушку, внезапно цепким взглядом, который я отмечал только у старых еврейских женщин, выбрала самый большой и вкусный помидор и со словами: «таки у нас поштучно, только на халяву…», протянула его мне. Наверное, на тот момент, это было самое сильное впечатление о Биробиджане. У вагона, перед отправлением поезда хватило времени выкурить сигарету и, это было наполнено какой-то ленью и спокойствием – струйка дыма, как-то по рекламному поднималась вверх, растворяясь в голубом небе, перемешиваясь с золотистым солнечным светом, по перрону лениво сновали голуби, и воздух был наполнен тишиной и теплым запахом железнодорожных шпал.

Когда за окном качнувшись, поплыл вокзал, растворились бабульки с помидорами и арбузами, я еще долго смотрел на разворачивающиеся однообразные болотные ландшафты, над которыми возвышалась одинокая сопка с телевышкой – символом Биробиджана.

Вокзал в 1930 году. источник: http://old.ipkpr.ru/images/old/muzeu/b4.jpg
Старый фонтан у вокзала, 50-е годы. источник: http://old.ipkpr.ru/images/old/muzeu/b3.jpg
Вокзал в 60-е. источник: http://riabir.ru/wp-content/uploads/2015/08/zhd-vokzal.jpg
Вокзал в 80-е годы. источник: http://content.foto.mail.ru/community/birobidzhan_city/200/i-214.jpg
Градостроительный план биробиджана. автор - Ханнес Майер. Фото из интернета

Я не устаю удивляться неожиданным поворотам жизни, которых не удается предугадать, о которых даже придумать-то специально невозможно.

Погружаясь в помидор, наполненный солнечным теплом Биробиджана, посыпая его крупной солью, выпрошенной у проводницы вагона, глядя на уплывающую в солнечное марево и голубизну сопку с телевышкой, я радовался дороге и тем изменениям, которые были впереди. Наверное, если бы я снимал фильм о своей жизни, будучи режиссером, я, наверное, снял бы на ходу поезда, окно крупным планом, но снаружи вагона, где за грязноватым стеклом был виден мой силуэт с помидором. Далее камера устремилась бы ввысь, отдаляясь от ниточки Транссиба, открылись бы неимоверные просторы болотных массивов, соединенные многочисленными рукавами проток, разделенные рощицами сентябрьских дубов, кленов и берез и полетела бы к этой сопке с телевышкой, вокруг которой раскинулся Биробиджан. Сделав над ней круг, камера бы начала снижение, фокусируясь на дворе школы, что стоит у подножья, в окружении желто-красных осенних кленов. Затем «наехал» бы на окно, где находился 3 «б» класс, и, пройдя сквозь него, остановился на девчонке, решающий пример, тщательно выписывающей цифры в тетрадке, закусивши нижнюю губу и перекидывая через плечо косичку с белым бантом…

И вот интересно, мелькнуло у нее что-то в подсознании, когда ветерок вместе с кленовыми листьями, занес в приоткрытое окно, чуть слышный шум поезда, что мимо проехала «вторая половинка», с которой она встретится только через 16 лет.

«Вторая половинка» в это время была занята поеданием биробиджанского помидора…

А теперь нужно вернуться и продолжить чтение: https://www.tourister.ru/world/europe/russia/city/birobidzhan/railstations/27625/responses/2976

7411.28 – карма
Позиция в рейтинге – 34
Комментарии