Турист Сергей Первухин (pervuhinsergey1961)
Сергей Первухин — был 2 февраля 15:00
Болею....

Сахалин. Межозерье: партизаны Полной луны

55 43

Сахалин. Межозерье: плеск волн, как музыка героям

Сахалин. Межозерье: партизаны Полной луны

Вот едут партизаны Полной луны

Моё место здесь…

Аквариум, альбом «Равноденствие», 1987

Когда я готовил материал, то возникло множество вопросов, например о партизанах вообще. Как я понял из умных книжек, партизанское движение, которое зародилось еще в античности, есть не что иное, как разновидность террористической деятельности. Тут все просто и разница только в том, где наше, а где не наше. Наш — партизан, не наш — террорист, наш — разведчик, не наш — шпион. Вот и вся разница. По определению: партизан — лицо, ведущее вооружённую борьбу на территории, оккупированной противником с использованием методов партизанской войны (террористической).

Перенесемся в Китай, в конец XIX века.

В 1894 году Япония в результате первой японо-китайской войны захватила Квантун, японцы зачистили гражданское население (чтобы под ногами не путались). За 96 часов вырезали 20 тыс. местного пипла, оставив только 37 китайцев, у которых на шапках написали «Этого не убивать». Китайцы с надписью-пропуском, собирали и складывали трупы в одну кучу, обливали маслом и сжигали.

Японские плакаты и гравюры времен первой японо-китайской войны 1894 года. Источник: http://1.bp.blogspot.com
Японские плакаты и гравюры времен первой японо-китайской войны 1894 года. Источник: https://topwar.ru/uploads/posts/2018-02/1518027617_11

Тем временем, японцы спешно начали создавать военно-морскую базу, попутно укрепляясь в Манчжурии. На все это с опаской поглядывали, переговариваясь, Россия, Германия и Франция. Потом собравшись с духом, дружно сказали «Фу!» и Япония, поджав хвост, ушла восвояси — сил зарычать в ответ еще не было.

Что дальше? Дальше произошло следующее: в 1897 году русская эскадра вошла в Порт-Артур, начальство местного гарнизона получало взятку в размере 150 тыс. руб и быстренько вывело солдат, оставив в качестве бонуса почти 60 орудий. После крупных взяток почти в миллион рублей была подписана Русско-китайская конвенция, и порт вместе с прилегающим Квантунским полуостровом был передан России в аренду на 25 лет. К этому присовокупили КВЖД с зоной отчуждения и начали расселять забайкальских казаков с русскими крестьянами. Первая часть плана по созданию Желтороссии прошла удачно, строились города и поселки, развивалась торговля, шло вливание огромных денежных потоков в необъятную Манчжурию. Япония поняла, что это начало конца и спешно наращивала мощный флот и армию. Россия (с отставанием) тоже.

Карта Порт-Артура. Источник: http://historyportal.ru/images/2016/man/rus-jap-war-1904-port-artur.jpg

Помните у Стругацких, про таксидермистов: «Рассказывали, что в углу кабинета стоит великолепно выполненное чучело одного старинного знакомого Кристобаля Хозевича, штандартенфюрера СС, в полной парадной форме, с моноклем, кортиком, железным крестом, дубовыми листьями и прочими причиндалами. Хунта был великолепным таксидермистом. Штандартенфюрер, по словам Кристобаля Хозевича, — тоже. Но Кристобаль Хозевич успел раньше. Он любил успевать раньше — всегда и во всем». По словам экспертов, отставание России от Японии в подготовке и модернизации флота составило 1,3 — 1,5 лет.

Русско-японская война 1904–1905 годов, стала неизбежна, так как к началу столетия возникла ситуация, когда нужно было бы все расставить по своим местам на огромном Дальневосточном пространстве и в этом были заинтересованы одинаково и Россия и Япония. Корея и Манчжурия представлялись лакомым куском торта, за который стоило побить морды. Для Японии присутствие русских в Китае и Корее было совершенно нетерпимым, так как обламывало все возможные пути расширения на запад, и косвенно на юг, так как приходилось большую часть флота держать у границ с Россией.

Карикатуры времен русско-японской войны 1904-1905 годов. Источник:https://russianculture.wordpress.com/category/russo-japanese-war/
Карикатуры времен русско-японской войны 1904-1905 годов. Источник:https://russianculture.wordpress.com/category/russo-japanese-war/
Карикатуры времен русско-японской войны 1904-1905 годов. Источник:https://russianculture.wordpress.com/category/russo-japanese-war/
Лубочные картинки времен русско-японской войны 1904-1905 годов. Источник:https://russianculture.wordpress.com/category/russo-japanese-war/

Не вдаваясь в подробности, которые можно найти в романе «Порт-Артур» и в 16 книгах девятитомника Военно-исторической комиссии по описанию русско-японской войны, можно только с грустью констатировать, что войну мы эту проиграли, потеряв при этом позиции крупнейшей морской державы, отказались от «океанической» стратегии и возвратились к стратегии континентальной. Ну и, наверное, я ничего нового не открою, сказав, что эта война привела к нескольким революциям в России и реальному настоящему, в котором мы сейчас находимся.

Японские плакаты и гравюры времен русско-японской войны 1904-1905 годов. Источник:http://propagandahistory.ru/177/Russko-yaponskaya-voyna
Японские плакаты и гравюры времен русско-японской войны 1904-1905 годов. Источник:http://propagandahistory.ru/177/Russko-yaponskaya-voyna
Японские плакаты и гравюры времен русско-японской войны 1904-1905 годов. Источник:http://propagandahistory.ru/177/Russko-yaponskaya-voyna
Японские плакаты и гравюры времен русско-японской войны 1904-1905 годов. Источник:http://propagandahistory.ru/177/Russko-yaponskaya-voyna

И хотя морды били в основном в Китае, существовали второстепенные, локальные поля сражений в Корее и на территории России, в заливе-Де-Кастри и на острове Сахалин. И если в-Де-Кастри действия японцев сводились к водружению японского флага на входном маяке и расчистке плацдарма, куда выгружали вывозимое население с Сахалина, то на самом острове они имели характер боевых действий, а в нескольких случаях ожесточенных.

Закончилась схватка Империй на Сахалине, последней крупной боевой операцией, в результате которой южная часть острова вошла в состав Японской империи. Основная боевая операция уложилась в 26 дней, с момента высадки японского десанта, до позорной капитуляции генерал-губернатора Ляпунова на северном Сахалине. А вот отдельные бои продолжались вплоть до конца августа, и еще до осенних холодов японцы отлавливали с помощью айну бродяг по лесным чащам, отстреливая их как медведей-шатунов.

Картографическое приложение №16. Расположение и передвижение партизанских отрядов Южного Сахалина из книги Русско-Японская война 1904-1905 гг. Том IX. Второстепенные театры военных действий.

Японцы знали о Плане обороны южного Сахалина, численности партизанских дружин из которых формировались отряды, их вооружении, задолго до начала боевых действий. У каждого офицера был фотоальбом с «видами Сахалина», незадолго до войны отснятый японцами «для привлечения японских туристов» с личного позволения генерал-губернатора Ляпунова. Там были фотографии всех стратегически важных дорог, высот и объектов. У японцев перед войной была создана большая сеть шпионов из айну и гиляков (нивхов), сообщавшим японцам обо всем, что происходит на острове. После высадки десанта на южном Сахалине, японцы использовали айну, в качестве проводников и ищеек-поисковиков партизан и партизанских отрядов.

Карта дислокации партизанского отряда штабс-капитана Гротто-Слепиковского
Первухин С.М., 2018

Непролазная тайга не обеспечивала долговременные стратегические маневры. Хорошо просматриваемые морские побережья, неразветвленная сеть плохих дорог оптимально контролировалась японцами в нескольких ключевых точках, что не оставляло шанса партизанским отрядам на южном Сахалине быть незамеченными и скрытно совершать рейды по территории острова. Территория отведенная для дислокации 2-му партизанскому отряду под командованием штабс-капитана Бронислава Владиславовича Гротто-Слепиковского под партизанские действия ну никак не подходила. Посмотрите сами, с востока берег Тунайчи подпирает заболоченная тайга, через пару километров переходящая в горный хребет, сваливающийся к холодному Охотскому морю, где даже айнских стойбищ нет. По северному, также как и по южному берегу незамеченными не пройти, это достаточно узкие участки песчаного берега. Кроме этого, японцы заняли и Чиписань, и Очепуху. Айнские стойбища Аракури и Тоннай населяют айну, которые как всегда, на стороне более сильной стороны. Это уже не те айну, которыми сто лет назад умилялся Крузенштерн, называя их благороднейшими и добрейшими людьми на свете. В любом случае, появление на берегу сотни партизан будет заметно за 15 км. Оставалось одно — идти на запад, но штабс-капитан хорошо понимал, что это делать уже поздно, время упущено. Уже весь Сахалин захвачен, всюду японские посты и заставы. Все попытки соединиться с другими отрядами не увенчались успехом, конная разведка не нашла, ни отряд капитана Быкова, ни штабс-капитана Даирского. Одного из разведчиков, дружинника Заливаного (из ссыльных), японцы выловили, он был ранен и попал к японцам живым. Место дислокации отряда он не выдал, даже под пытками. Ему в мышцы ног медленно втыкали армейский штык, после чего медленно же его вытаскивали, залепляли рану тряпками и пластырем и опять спрашивали, про «палтисанусский отляд». Не добившись ничего, обессилившего от потери крови дружинника, расстреляли.

Чего ждал Гротто-Слепиковский? Видимо окончания войны и подписания мирного договора. Это позволило бы сохранить жизни дружинников. Ввязываться в драку, зная закономерный конец — завалят, противоречило здравому смыслу — силы были явно не равны. Японцы же наоборот старались уничтожить сопротивление партизан к заключению Портсмутского договора.

В этой связи интересны два приказа генерал-лейтенанта Харагучи — командующего войсками на Сахалине. Первый запрещал использование небольших контингентов японской пехоты против партизан. Как правило, попадая в засаду японцев уничтожали. Второй приказ на полное уничтожение партизан, при отсутствии офицера ими командующего («Пленных не брать»). Отсюда скудность исторических сведений о хронологии партизанской войны на Сахалине и подробностей боевых действий. Эти подробности просто некому было рассказывать.

До 1987 года вообще было неизвестно место последнего боя 2-го партизанского отряда. Скудная информация, даже в японских источниках (многотомное «Описание войны на море 36–37 годы Мейдзи»), работа полковника австро-венгерской армии С. Урсюн-Прусшинского «Боевые действия на острове Сахалин во время русско-японской войны летом 1905 года», рапорта и показания уцелевших участников событий — вот и вся информация.

Тем не менее, место это было найдено и первоначально исследовано несколькими местными краеведами и историками. Но вот сил на ежегодные раскопки и описание этого хватило только у одного человека — Александра Сергеевича Челнокова. Заметьте, не у государства, а у одного конкретного человека. На протяжении 20 лет, он кропотливо и методично копал позиции погибшего отряда. Сначала студентом, потом руководителем молодежной поисковой группы, потом руководителем общественной организации «Франтирер». Так вот и прошла в раскопках половина жизни.

Прошла в раскопках, прошла в ненужных и отвлеченных спорах с чиновниками, которым нужно доказывать то, что и так понятно нормальному человеку. Копал с такими же студентами, копал с ребятишками, которым тоже небезразлична та забытая война. Студенты выросли, и вот уже их дети по переданной эстафете закончили работу отцов. На берегу Тунайчи появился православный крест и братские могилы, около 90 печатных работ о раскопках. И самое главное реконструкция последнего боя отряда, схожая с криминалистической работой, опирающаяся, как на наблюдения автора, так и на скудную информацию из источников.

Александр Сергеевич Челноков у братских захоронений партизанского отряда штабс-капитана Гротто-Слепиковского

Я уже писал о том, что облик Гротто-Слепиковского неизвестен, не найдено ни одной фотографии героя. Воображение рисует его портрет с Саши Челнокова, мне почему-то кажется, что он на него очень похож. Но это так внешнее сходство, по характеру они, скорее всего, были разные. Как-то закрепилось за Александр Сергеевичем «БАтенька», так его детишки в походных условиях меж собой звали. Любитель заковыристой шутки, сложного порой стихотворного мата, ученый-исследователь по жизни, при этом прирожденный педагог и психолог, он воспринимается достаточно сложно. Кто-то при упоминании его фамилии крутит у виска пальцем, а кто наоборот глаза закатывает от восторга. Ну, согласитесь, что официальное письмо чиновникам РОНО, начинающееся словами: «В то время как доблестные работники Министерства образования плавают в собственном дерьме не в силах дотянуться до пипифакса…», как минимум настораживает. А блог пользователя Деда Банзая под девизом «Между ишемией и маразмом» как максимум заставляет задуматься. Но это все так, приколы великого человека. Александр Сергеевич исключительной работоспособности человек, недавно издал книгу в нескольких томах о дислокации Императорского флота Японии в различных частях света во время войны. Берете любую дату, открываете, а там написано, где конкретно, какой корабль находился, чем его экипаж занимался. Все точно, дотошно и правдиво. Вот и историю партизанского отряда Александр Сергеевич, особенно последнего боя поминутно расписал, кто что делал, и где находился.

В соответствие с реконструкцией А. С. Челнокова размещенной в его работе «К истории 2-го партизанского отряда», события разворачивались следующим образом:

Для уничтожения отряда была направлена усиленная пехотная рота 50-го пехотного полка, которая пешим порядком прошла по северо-восточному берегу озера Тунайча, и в предрассветной темноте напоролись на боевое охранение лагеря. К перестрелке подключился поднятый по тревоге партизанский отряд, что позволило положить японцев, а самим потерять только 11 человек убитыми (место их захоронения не найдено) и 8 раненными. Кстати, потери японской стороны подсчитать трудно — по различным сведениям это от 30 до 300 солдат (место кремации так же не найдено).

В помощь пехоте был отправлен броненосный крейсер «Адзума» с артиллерией и саперами, а для блокады на Тунайче выделено две роты 50-го пехотного полка.

С крейсера «Адзума» сгрузили судовую миноноску с 47-мм орудием, паровые баркасы с 47-мм и 63,5-мм десантными пушками, на фунэ погрузили 75-мм полевые орудия с запасом снарядов, артиллеристов и саперов и попытались войти по протоке в Тунайчу. Отлив не дал это сделать и пришлось перезагружать катера и баржу, протискивая и протаскивая к большой воде.

Следующий день у японцев, ушел на поиск и обустройство позиции для 75-мм полевых орудий, установку связи с пехотными подразделениями и подготовку к обстрелу и последующему штурму.

Что думал Гротто-Слепиковский в ту последнюю ночь перед боем? Наверное, вспоминал события своей 42-летней жизни, жену Ольгу, да горевал, что не оставил детей-продолжателей дворянского рода. Карьера у него шла тяжеловато. Только в 27 лет, он пришел на военную службу рядовым на правах вольноопределяющегося 3-го разряда. Дальше было Виленское пехотное юнкерское училище и долгий путь до штабс-капитана.

Наверное, это очень тяжело думать о чем-то перед последним боем. Я в такой ситуации себя представить не могу. А о чем он не думал и чего не знал определить можно точно. Например, оказавшись блокированным японцами, он так и не узнал, что к нему на Тунайчу спешит часть его отряда, отправленного еще задолго до боевых действий на Крильон — 40 человек, во главе с поручиком Мордвиновым. В районе Хомутовки отряд ночью напал на гарнизон из сотни японских пехотинцев, но отступил и в течение трех дней отбивался от них, обложенный со всех сторон. Взять нахрапом японцев по численности превышающих небольшой отряд в 2,5 раза и вооруженный лучше, используя покров ночи и внезапность не удалось. Да и выглядело это как-то обреченно из серии: «Это есть наш последний и решительный бой». Последний дружинник отряда был казнен на глазах у командира 13 августа, спустя три дня как не существовало уже ни Гротто-Слепиковского, ни его отряда. Самого поручика Мордвинова отправили на Хоккайдо в приют для военнопленных. Еще штабс-капитан не знал, что умрет капитаном. Произведение в капитаны произошло за 5 дней до его гибели. Но, наверное, ему бы легче от этого не стало.

Командиры японского десанта во Владимировке, 1905. Фото из Интернета

Из отчета А. С. Челнокова:

Завтракали партизаны до рассвета — большая часть артельной посуды к началу боя оказалась в партизанских окопах и ложементах.

С рассветом 10 августа 1905 года — в 04.56 местного гражданского, 05.23 поясного времени — японская полевая артиллерия открыла огонь по партизанскому лагерю, со стороны озера огонь открыли паровые катера.

Взвод 75-мм полевых орудий вел огонь шрапнельными снарядами. Основной задачей артиллеристов было уничтожение древесной растительности, скрывавшей от японских наблюдателей укрепления партизанского лагеря на правом фланге и со стороны озера. Часть дистанционных трубок была установлена на «контакт» для разрушения перекрытий. К тому же плохая предрассветная видимость (дымка, низкая облачность) не предполагала эффективного прицельного огня полевой артиллерией. При этом сравнительно компактные размеры русского редута (72×30 м.) позволяли накрыть его одним шрапнельным снарядом (зона поражения 160×30 м.). Однако расположение полевой артиллерии не позволяло сделать это ограниченным количеством боеприпасов.

Лето 1993 года. Экскурсия детей из клуба ДАНКО (Южно-Сахалинск). Центральный окоп нижнего огневого яруса. Рассказывает А.С. Челноков. 
Фото из архива ЮС МОО Франтирер

Паровые баркасы вели огонь как 63,5-мм шрапнельными снарядами, так и 42-мм бризантными гранатами по выявленным точечным объектам.

Судя по характеру перелетов, паровой баркас, вооруженный 42-мм орудием маневрировал по «синусоиде», то выходя на дистанцию эффективного огня, в том числе в зоне досягаемости ружейного огня из винтовок Бердана № 2 и немногочисленных винтовок Мосина (1000–1200 метров), то удаляясь. Баркас, вооруженный 63.5-мм десантным орудием мог перемещаться по дуге, простреливая партизанский лагерь продольным огнем с левого фланга. Однако, форма береговой линии и конструкция ложементов редута не позволяли это делать эффективно.

К моменту начала артиллерийского обстрела личный состав 2-го партизанского отряда, насчитывавший к этому времени 85 офицеров и нижних чинов занял места по боевому расписанию. Не успели занять места в окопах 1 человек — он выходил в это время из полуземлянки на правом фланге партизанского редута.

Два 75-мм шрапнельных снаряда, установленных «на контакт» попали в землянку. Один из них буквально разорвал пополам ополченца у входа, второй пробил легкое перекрытие и разорвался внутри полуземлянки.

Японцы несколько раз прекращали артиллеристский огонь, а их пехота поднималась в атаку, но захлёбывалась под оружейным огнем партизан. И вновь все продолжалось…

Гротто-Слепиковский командовал отрядом стоя на земляном валу, где и погиб от попадания осколка 75-мм снаряда в поясницу. На этом месте поисковиками найдены разбитые осколками позолоченные карманные часы, компас германского производства и остатки шинели с красными пехотными петлицами.

Ноябрь 1989. Зачистка левофлангового окопа нижнего огневого яруса. Николай Честнов. Фото из архива ЮС МОО Франтирер
Август 1990 года. Слева на право - Денис Ванеев, Михаил Швецов, Диана Амвросова, А.С. Челноков, спиной - Алексей Лагутин. Пулеметный редут. Извлечение останков. Фото из архива ЮС МОО Франтирер

К этому времени большая часть личного состава партизанского отряда либо погибла, либо получила тяжелые осколочные ранения. Оставшийся за командира раненый зауряд-прапорщик Горецкий приказал поднять белый флаг. Это спасло жизнь только ему и пятерым женщинам — их погрузили на баркас и отправили по Тунайче на крейсер «Адзума». А через какое-то время их высадили в-Де-Кастри.

Из отчета А. С. Челнокова:

После удаления свидетелей офицеры и солдаты 50-го пехотного полка исполнили распоряжение командира дивизии генерал-лейтенанта Харагучи — уничтожили раненых и оставшихся в живых бойцов 2-го партизанского отряда. Как «взятых в плен без офицера». При этом нетранспортабельные тяжелораненые находились в окопах.

Анализ ранений и прижизненных травм позволяет восстановить следующую картину: 22 дружинника были построены на левом фланге теперь уже бывшего партизанского лагеря и расстреляны залпом японского взвода практически в упор. Подававших признаки жизни добили холодным оружием и прикладами. Сбросили тела в левофланговый окоп, где уже находились останки 11 ополченцев и одного военнослужащего.

Затем прошлись по лагерю, добивая выстрелами в упор, холодным оружием и прикладами тяжелораненых в окопах и разрушенной левофланговой полуземлянке. Исключение сделали для рядового Рогаевского — пять пуль от плеча до бедра, и забросали останки землей. Проткнули штыком тяжелораненую медсестру.

Из отчета А. С. Челнокова:

Останки, расположенные рядом первоначально поставили нас в тупик — мы не фиксировали остатков одежды, а размеры скелета, на первый взгляд, могли принадлежать обнаженному подростку. Только окончательная расчистка останков позволила утверждать, что мы нашли молодую женщину. Тщательный осмотр и расчистка позволили обнаружить остатки удлиненного серого шерстяного платья с полотняным передником, нижней женской рубахи и фрагмент темно-русой косы. Там же, на верхней части тела сохранились остатки бинтов. На ногах и рядом — пара миниатюрных черных кожаных ботинок на невысоком каблуке с шнуровкой сзади. Из личных вещей — миниатюрный серебряный крестик на кожаном шнурке, у пояса -кожаный мешочек с швейными иглами и нитками, намотанными на сохранившиеся щепке.

Положение тела женщины и характер повреждений свидетельствовал о том, что она была погребена еще живой и пыталась выбраться из сооружения. Она, в отличие от остальных погибших лежала на животе, правая босая нога была согнута в колене, ботинок, ранее придавленный верхней частью тела ополченца в пиджаке, лежал в 10 сантиметрах от ступни. Правая рука находилась под головой, левая — вытянута вперед и упиралась кистью в стенку окопа. Состояние зубов позволяло предположить, что погибшей было лет 20–25.

Иными словами, её похоронили заживо — положение тела свидетельствовало о попытке тяжелораненой выбраться из засыпанного окопа.

Гротто-Слепиковского поисковики так и не нашли, по крайней мере, большая часть перезахороненных останков по совокупности других признаков (одежда, личные вещи и др.) не соответствовала описаниям, хотя место его гибели определили с точностью до метра по найденным фрагментам очков, часов и фрагментам шинели. Есть информация о том, что японцы оказали почести капитану и похоронили его, как и подобает офицеру. Но могилу эту так и не обнаружили. А ведь это можно было бы сделать имей «Франтирер» нормальное финансирование экспедиции. За все 20 лет раскопок федералы не дали ни копейки, регионалы профинансировали питание экспедиции уже на заключительном этапе, в 2006 году. На питание что-то давал город. Но ведь экспедиция, это не только питание, это и батарейки, аккумуляторы, миноискатели, палатки, спальники и другое оборудование. Как то не смотреться на фоне этого всего лозунг «Никто не забыт и ничто не забыто».

Ноябрь 1989 года. Александр Челноков. Настойка миноискателя ИМП-6. Фото из архива ЮС МОО Франтирер
Ноябрь 1989. Зачистка левофлангового окопа нижнего огневого яруса. С миноискателем - Евгения Юн, рядом - Михаил  Швецов. 
Фото из архива ЮС МОО Франтирер

Вот был человек, геройски погиб, воюя до последнего вздоха, кадровый офицер, разделивший смерть со своим отрядом состоявшим из бывших преступников, бандитов, воров. Смывших с себя позор преступлений кровью. А Гротто-Слепиковский что смыл? Вроде и в памяти остался, а ничего вещественного не оставил после себя, даже могилы нет. А могилы нет, и крест католический не поставить, так и стоит общий на всех — православный. Фотографии Гротто-Слепиковского отсутствуют, представить, каким он был довольно трудно. В Холмском районе находится удивительно красивое место, названное в честь капитана, но только наполовину. То ли забыли, то ли постеснялись, то ли подумали, что на карте длинное название получится, но первую часть фамилии опустили и Гротто-Слепиковский превратился просто в Слепиковского. Похоронить бы того, кто это придумал, и на камне могильном написать только половину его фамилии….

Сахалин. Межозерье: фантомные боли памяти

7411.28 – карма
Позиция в рейтинге – 34
Комментарии